Главная » 2022 » Ноябрь » 23 » К 25 ноября. Из архива Анатолия Исаенко.
22:05
К 25 ноября. Из архива Анатолия Исаенко.

ЛЕГЕНДАРНОЕ  МИРОТВОРЧЕСТВО ОСЕНЬЮ 1973 ГОДА

На сайте Клуба ВИИЯ размещена информация:
Представляем Андрея Владимировича Матвеева Запад - 75декабрь и его ТРУД
"БОРТПЕРЕВОД. ВОСПОМИНАНИЯ О ВИИЯ", часть 3
Ваши впечатления приветствуются.  http://clubvi.ru/news/2019/11/11/01//
 Выделим из этого интересного и познавательного труда уникальный раздел, который
крайне важен для истории советского и российского миротворчества.
Как говорится, «устами курсанта глаголет истина».

ДВА СЛОВА ОБ ООН
«В этот же самый период (к сожалению, точных дат уже не помню) произошло ещё одно
интересное событие. Начальник курса в очередной раз собрал нас, человек двадцать
курсантов, и коротко рассказал, что Советский Союз собирается направить группу
офицеров, человек 30-50, в миротворческие войска ООН. Командование приняло решение
прикрепить к каждому такому офицеру военного переводчика, за счёт чего численность
нашего контингента должна была увеличиться вдвое.
Началась соответствующая подготовка. Нам читали специальный курс лекций, причём не
только в институте; помню, вывозили в Главное управление кадров, где перед нами
выступали заслуженные военные специалисты. Рассказывали про историю войск ООН, их
структуру, отдельно про интернациональные подразделения, состоявшие из военных
самых разных стран. Приводили всякие интересные примеры их работы, какие-то особо
наглядные случаи. Объясняли нам, что задача будет заключаться в том, чтобы вместе с
нашими офицерами и иностранными военными патрулировать в опасных местах, в зонах
конфликтов на открытых джипах под флагом ООН. Речь шла о Ближнем Востоке.
Конкретно растолковывали, как мы должны контактировать с аналогичными ребятами из
других стран, как вести себя, чтобы не позорить честь советского военнослужащего
(естественно!), ну, и много другого в том же духе. Всё это действительно было и
интересно, и познавательно. К тому же, курсанты не без оснований полагали, что такая
командировка (а предполагалось, что она будет длительной) может стать очень выгодной
с финансовой точки зрения: в войсках ООН, вроде бы, платили хорошо. Правда, в те
времена существовал некий лимит зарплаты, если не ошибаюсь, на уровне зарплаты
нашего посла в соответствующей стране. Превышать его было нельзя. То есть, если чья-то
зарплата вдруг по каким-то причинам оказывалась выше, чем у того же посла, то весь
"излишек" полагалось возвращать в бюджет родной страны. Сейчас звучит, наверное,
странно, но так было.
Хотя, честно говоря, мы в то время совершенно не ведали, сколько получали послы или
другие сотрудники посольств. И не интересовались, просто как-то не было в этом
необходимости.
Но это всё так, к слову. Конечно, мысли о больших деньгах были далеко не на первом
месте. Прежде всего, присутствовало простое любопытство: что это за особое такое
подразделение, где все поголовно в голубых беретах? И откровенно радовала перспектива
оказаться в рядах такой загадочной международной организации, получить какой-то
необычный опыт, узнать много нового и интересного.
В конце этого нашего уникального курса предполагалась сдача соответствующих зачётов.
Но… Ни до зачётов, ни до практической работы дело так и не дошло. В какой-то момент
вся эта история просто затихла и постепенно сошла на нет. О причинах официально никто
не распространялся. Но народ-то в институте был ушлый, с огромными связями, в том
числе и в Министерстве обороны. В итоге прошёл слух (который, я совершенно уверен,
основан не на пустом месте, а на информации от всяких высокопоставленных
родственников) о том, что кто-то из западных "партнёров" СССР по ООН возмутился.
Мол, как же так, неужели в огромном Советском Союзе нельзя найти несколько десятков
офицеров со знанием английского? Крыть командованию, очевидно, было нечем.
Так всё и закончилось, едва успев начаться. А жаль…».

НАШ КОММЕНТАРИЙ
Во время изучения общего перевода в институте мы переводили статьи из английской
газеты “Morning Star”, которая продавалась в киосках. Однажды взяли не ту статью,
политотдел возмутился.
Часто брали статьи из рубрики “We say”, которую переводили как «Наш комментарий»
Этот раздел так и назовем: «Наш комментарий».
Лет 15 назад я написал статью: http://nvo.ng.ru/notes/2003-08-01/8_oon.html
«По следам Лоуренса Аравийского».
В разделе «Послать», я в частности, упомянул:
«Мне пришлось готовиться в миротворцы дважды. Из Военного института выделили
дюжину курсантов-переводчиков, меня и Алексея Минаева назначают старшими.
Инструктаж длится целый день, его проводил ответственный работник МИДа из отдела
международных организаций Фулькин В.В. После обеда и длительного перерыва нам
сообщили, что все мы отправляемся по своим частям до особого распоряжения. Как
выяснилось позже, этот вариант не прошел».
В средине ноября 1973 года в автобусе от проходной ВИИЯ нас отправили на Арбат в 10-е
Главное управление ГШ. Как говорится, в дело вмешался Генеральный Штаб.
Отправленную 25 октября 1973 года в Египет группу офицеров в составе 70 человек
решили заменить на командиров ротного и батальонного звена, а к ним прикомандировать
переводчиков.
В аудитории на шестом этаже капитаны и майоры расположились на первых рядах, а за их
спинами сидели переводчики в военной форме: два капитана и десять курсантов.
 Вначале инструктаж проводил полковник Миронычев Сергей Георгиевич. Затем лекцию
прочитал ответственный работник МИДа В.В. Фулькин. После этого предложили пойти
пообедать на первом этаже. После обеда попросили подождать в коридоре.
 В 15 часов сделали неожиданное заявление: «Все направляются в свои воинские части до
особого распоряжения». Распоряжения не последовало, все прояснилось через две недели.
В понедельник, 26 ноября 1973 года срочно рано утром в ВИИЯ прибыли около 30
офицеров из Краснодара, Одессы, Ленинграда, Подмосковья и Москвы.
Иногородних разместили в известной гостинице «Хилтон» (на Волочаевкой улице), в
которой раньше проживала актриса Лариса Голубкина.
Фотограф наскоро всех сфотографировал, а медик побеседовал о здоровье.
Срочно всех отвезли на Арбат.  Нас усиленно инструктировали три дня.
Я во второй раз слушал ответственного работника МИДа Фулькина В.В.
 До сих пор сохраняю конспект его лекции.
Нам зачитали два письма: в Политбюро (копия Министру обороны) от постоянного
представителя в ООН Якова Малика и посла в Египте Владимира Виноградова.
Дипломаты требовали немедленно заменить группу офицеров в Каире (70 человек),
которые числились «гостями» президента Садата.
А из ООН пришло письмо, в котором было сказано, что переводчиков в миротворческой
миссии нет и не будет.
Поэтому правдиво звучит предположение автора очерка:
«Кто-то из западных "партнёров" СССР по ООН возмутился. Мол, как же так, неужели в
огромном Советском Союзе нельзя найти несколько десятков офицеров со знанием
английского? Крыть командованию, очевидно, было нечем …».
В пятницу, 30 ноября от проходной ВИИЯ 24 офицера с дипломатическими паспортами
на автобусе с вещами отправились на аэродром Чкаловский.
Спецрейсом нас доставили в Каир. Вечером шведский майор и два наших офицера в
голубых беретах ООН встречали нас у трапа самолета.
К этому времени 25 ноября 1973 года 12 офицеров из первоначального отряда,
находящегося в Каире, были уже зачислены в состав Органа ООН по наблюдению за
выполнение условий перемирия в Палестине (ОНВУП).
Таким образом, СССР по требованию наших дипломатов направил в ООН 36
миротворцев, соблюдая паритет. Большинство офицеров раньше были участники боевых
действий. В информационной сводке миротворческой миссии отмечалось:
«В соответствии с резолюцией 340 Совета Безопасности от 25 октября 1973 года и после
консультаций с членами Совета Безопасности Генеральный секретарь принял решение
назначить в ОНВУП 10 дополнительных финских наблюдателей, 36 советских
наблюдателей и 28 дополнительных наблюдателей США, прикомандированных
соответствующими правительствами.
С прибытием этих 74 наблюдателей санкционированная численность и представительство
военных наблюдателей из 17 государств-членов теперь выглядят следующим образом:
Аргентина - 8, Австралия - 6, Австрия - 12, Бельгия - 7, Канада - 20, Чили - 4, Дания - 12,
Финляндия - 35, Франция - 25, Ирландия - 22, Италия - 8, Нидерланды - 15, Новая
Зеландия -5, Норвегия - 11, Швеция – 36, СССР - 36, США - 36. Всего – 298».
Отметим, что сейчас в миссии находится 150 наблюдателей, в том числе из России – 4.
Можно подумать и о судьбе двух писем наших дипломатов.
Письма наших дипломатов в Политбюро относительно миротворцев находятся в одном из
архивов. Будет время и силы, постараемся разыскать эти документы в будущем году к 75-
летию со дня создания ООН. В Российском государственном архиве новейшей истории
(РГАНИ) нам посоветовали написать письмо на имя директора.

Примечание. Интересную запись о тех событиях можно прослушать на радио «Звезда»:
«История подразделений и частей Российской армии. Российские миротворцы ООН» -
https://radiozvezda.ru/podcasts/program/lichny

Анатолий Исаенко, ветеран-миротворец с 1973 г.

Просмотров: 20 | Добавил: mildip | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
avatar